Интервью для Nekweyl-Journal — Дао — Официальный сайт музыканта







Интервью для Nekweyl-Journal

Интервью для Nekweyl-Journal

ПЕВИЦА ДАО: «ТЕМАТИКА ВНУТРЕННЕЙ СВОБОДЫ КАК ОТРАЖЕНИЕ ТОГО, ЧТО У МЕНЯ ВНУТРИ»

Дао

Певица Дао

Дао – певица, автор песен и музыкант, известная своей глубокой музыкой и многозначительными текстами. Основная идея её песен – внутренняя свобода, которую она транслирует в окружающий её мир с помощью своего творчества. В этом интервью Дао рассказала о начале своего пути, образе жизни и своих мыслях.

— Какие события привели к тому, что вы сейчас занимаетесь музыкой?

— Все началось с того, что я в результате стечения определенных событий оказалась в Таиланде. Ожидала, что пробуду там пару месяцев, а задержалась на целых семь лет. Однажды мне кто-то сказал, что на нашем острове есть русский учитель, который дает уроки игры на фортепиано. Я никогда не занималась музыкой, а тут все совпало — учитель, свободное время, и я решила попробовать. Около полутора лет я разучивала на пианино различные классические произведения, пока мне это не надоело. Спустя еще какое-то время там же я познакомилась с педагогом по вокалу и решила попробовать себя и в этом. И вот эта встреча, похоже, запустила во мне какие-то процессы, которые вылились в то, что ко мне начала приходить сначала музыка, а потом я решила попробовать соединить ее с текстами. Первая песня была написана ровно два года назад, в начале января.

— Уроки музыки были единственной причиной, почему вы решили там остаться?

— Нет, уроки появились спустя четыре года после переезда. А остаться решила, потому что прониклась атмосферой этого места. Море, фрукты, климат, спокойствие, тишина, улыбки… Я просто не нашла ни одной причины, по которой я бы могла променять это на суету, пробки и шум большого города.

— Вы не скучали первое время по друзьям из Москвы, по знакомым, работе?

— Для меня вообще нехарактерно по кому-то или чему-то скучать. Меня очень быстро захватывают новые впечатления. К тому же, большая часть моего очень узкого круга общения перебралась в Таиланд следом за мной. Что касается работы, в Москве у меня был небольшой, но очень нервный бизнес, и я была рада избавиться от всех этих проблем, тем более, что со временем мы открыли свое дело в Таиланде.

— Чем именно вы занимаетесь внутри этого бизнеса?

— Это было связано с арендой недвижимости. Сейчас я уже этим не занимаюсь, так как год назад вернулась в Россию и сейчас занимаюсь только музыкой.

— А как изначально к вам пришла идея — приехать в Таиланд?

— Возникли определенные проблемы, из-за которых нужно было срочно уехать и отсидеться пару месяцев, пока все успокоится.

— Хорошо, поговорим теперь о вашей музыке. Если собрать ваши песни воедино, то какой посыл они несут? У них есть общая идея?

— Я меньше всего думаю о каких-то идеях, когда пишу песни. Но, возможно, в каждой из них хотя бы косвенно присутствует тематика внутренней свободы как отражение того, что у меня внутри.

— Вы сами придумали псевдоним Дао? Можно ли сказать, что это слово полностью отражает вашу суть?

— Придумала сама, конечно. Никакое слово не может ничего отражать полностью, тем более, суть такого сложного и многогранного создания, как человек. Мой псевдоним — это скорее подсказка, указатель.

— С какими трудностями вы успели столкнуться на пути к известности?

— Их было великое множество. Например, мне пришлось научиться перестать болезненно воспринимать критику… Оказалось, что очень сложно найти профессиональных музыкантов в группу, людей, с которыми у тебя, помимо музыкальных пристрастий, еще должно что-то совпасть на более глубоком уровне. Еще для меня большой неожиданностью стал тот факт, что люди, за исключением тинейджеров, сейчас практически перестали интересоваться музыкой, ходить на концерты. Когда у тебя в телефоне в одном флаконе целый парк развлечений — кинотеатр, музыка, телевизор, общение с друзьями, то очень сложно себя оторвать от него и куда-то выбраться. Для взрослого человека поход на концерт, да еще и к исполнителю, по песням которого ты не фанател в юности, — настоящий подвиг, серьезный выход из зоны комфорта. Это, пожалуй, самая большая трудность, так как любой музыкальной группе нужно выступать, чтобы развиваться и расти дальше.

— Не кажется ли вам, что эти люди не ходят на ваши концерты потому, что они не для каждого подходят по восприятию мира? На мой взгляд, они немного «антисоциальны». Вы поете о том, о чем люди и вовсе задумываться не хотят.

— Конечно, это тоже влияет, но, мне кажется, не так сильно, как поглощение человечества интернетом. Люди сами становятся «антисоциальными», им не хочется куда-то выходить в незнакомые места, где есть другие люди. Что касается песен, я бы не сказала, что они для какой-то узкой прослойки. Многие в них находят близкое для себя. Другой вопрос, что для продвижения в интернете требуются серьезные вложения. Это тоже для меня было сюрпризом. Ну, и есть еще такой фактор, что сейчас, в принципе, в интернете огромное количество музыки. Для того чтобы записать песню, уже не нужно всех этих сложностей с дорогостоящими студиями, музыкантами — достаточно иметь дома компьютер и сильное желание. В связи с огромным количеством всевозможной информации, которая обрушивается на голову несчастного пользователя в интернете, очень сложно, в принципе, побудить его послушать песню нового исполнителя. Мы делали опросы, которые показали, что моя музыка нравится примерно 30% прослушавших ее впервые. Мне кажется, это очень хороший результат.

— Кто в основном ваши слушатели? Есть какая-то тенденция?

— Есть. В основном, это люди старше 30 лет, процентов на 70 — женщины. Я думаю, это из-за того, что женщинам по своей природе свойственно быть более чувствительными. Но, конечно, не только. В «личку» мне пишут по большей части мужчины.

— Сколько примерно людей вам удается собирать на своих концертах?

— Зависит от города. От 20 до 70 человек.

— Когда у вас планируется выход нового альбома?

— Я пока не уверена в том, что это будет альбом. Возможно, мини-альбом или просто синглы. Пару песен запишем в начале февраля, еще какое-то время потребуется на работу с материалом. Надеюсь, весной выйдет что-то новое.

— У вас скоро будет тур по России. Какие города вы планируете посетить?

— Я нигде не говорила про тур. Мы пока просто просим отметиться тех, кто готов прийти на концерт, собираем информацию. На данный момент говорить о новом туре преждевременно.

— Чем вы занимаетесь помимо музыки?

— Я много чем занимаюсь, но все мои занятия так или иначе связаны с музыкой. Ведение соцсетей, продвижение в интернете — все это занимает кучу времени. Все это мне приносит удовольствие — мне нравится писать не только песни, но и тексты, делиться с подписчиками опытом, помогать советами.

— Как я понимаю, переломный момент в вашей жизни произошел именно в Таиланде, где вы перешли на сыроедение. Как питание овощами и фруктами влияет на мышление?

— Появляется больше энергии, и это влияет на все. Увеличивается чувствительность, «прочищается» сознание. Мне сложно так однозначно судить, что именно повлияло. Все-таки в моем случае был целый набор факторов — переезд в другую страну с буддийским менталитетом, сыроедение, практика медитации… Это все практически одновременно случилось, с разницей в несколько месяцев.

— Здоровый образ жизни как-то препятствует насыщенной жизни в социуме?

— Я никогда не вела насыщенную социальную жизнь, мне всегда было комфортно в одиночестве или рядом с самыми близкими. В этом отношении у меня ничего не поменялось. Конечно, у меня есть друзья, но в основном это либо музыканты, либо люди, которые придерживаются примерно моего образа жизни. Из старых приятелей, с кем мы когда-то могли посидеть за бутылочкой чего-нибудь алкогольного, никого не осталось. Я никак не инициировала это, как-то само сложилось — кто-то отвалился, кто-то притянулся.

— Исходя из ваших прошлых интервью, в которых вы рассказывали о восприятии мира, вы находитесь «здесь и сейчас». Какие преимущества дает это состояние осознанности, и бывает ли, что вы выпадаете из него?

— Летом 2017 в моей жизни произошли определенные события, после которых моя трансформация завершилась, и это состояние стало для меня постоянным. «Преимущество» — это не очень подходящее слово, потому что это совсем другое состояние, по сравнению с тем, в котором я пребывала до этого. Я бы даже сказала, это другое измерение. Я окончательно избавилась от всех ограничивающих убеждений, установок, рамок, границ, которые существовали в моем сознании до этого перехода. У меня есть песня «Следы в облаках», написанная вскоре после этих событий. Она очень точно описывает мое состояние. Так как теперь я всегда пребываю в состоянии зрителя или наблюдателя за тем, что происходит со мной, нет ничего из того, что могло бы меня вывести из состояния абсолютной безмятежности. Я испытываю самые разные эмоции — могу плакать, могу веселиться, но это, скорее, можно сравнить с тем, какие эмоции ты испытываешь при просмотре фильма. Внутри у меня всегда спокойно, меня не донимают мысли, я принимаю абсолютно все в этом мире, любой вариант развития событий, любых людей, любые явления.

— В этом состоянии все видится как в замедленной съемке, верно?

— Задумалась… Если бы вы меня спросили полгода назад, я бы вам лучше ответила, на контрасте со старыми ощущениями. Сейчас я уже привыкла к этому. Все равно как если бы вас попросили описать: а как это — дышать? Да, наверное, есть такой эффект замедленной съемки, но, возможно, это только иллюзия замедленности. Просто, благодаря полному погружению в настоящий момент и отсутствию мыслей, за тот же отрезок времени ты впитываешь гораздо больше, чем раньше, получаешь больше впечатлений, и время растягивается как в детстве, когда время тянулось гораздо дольше, а лето — это была целая жизнь.

— Лет пятнадцать назад вы интересовались этой темой? Или даже предположить не могли, что такое бывает?

— Нет, не интересовалась никогда, до Таиланда я была абсолютно далека от всех этих тем.

— Согласны ли вы с утверждением, что человек по природе эгоистичен?

— Смотря что вы вкладываете в это слово.

— Эгоизм — желание всегда в конечном итоге сделать хорошо самому себе, присвоить себе побольше.

— Сделать хорошо самому себе — да. Конечно, мы все к этому стремимся. Кто-то декларирует это открыто (что редкость), кто-то даже себе не может признаться в том, что им движет. Многие считают, что приносят себя в жертву другим, но, на самом, ими движет всё то же желание сделать хорошо себе — избавить себя от душевных мук, вызванных чувством вины. Мне кажется, было бы прекрасно, если бы все заботились в первую очередь о себе. В мире появилось бы столько счастливых людей. Было бы чудесно, если бы все заботились в первую очередь о себе и не стыдились бы этого.

— В одном из ваших постов Вконтакте вы написали, что любви на самом деле не существует, и ею люди прикрывают свою зависимость — лучше принятие. Чем отличается любовь от принятия?

— Об этом можно очень долго говорить, но сначала нужно убедиться, что мы говорим об одном и том же, потому что наши представления о том, что такое любовь могут очень сильно различаться. В представлении подавляющего большинства людей за словом любовь скрывается именно зависимость — односторонняя или взаимная. Ответьте себе сами на вопрос: чем отличается зависимость от принятия? (пауза) Я Вам помогу. Это вопрос из разряда «чем отличается морковка от утюга».

— Зависимость — ощущение, что жить не можешь без человека, говоря, что любишь его. А на самом деле, без него просто не проживешь, т.к. не самодостаточен. А принятие — это в какой-то степени равнодушие. Когда принимаешь человека, не хочется его переделывать.

— Принятие не имеет ничего общего с равнодушием. Принятие — это безусловная любовь. Тебе не нужно переделывать человека под свои представления об идеале, он для тебя совершенен, ты рад ему всякому — грустному, злому, равнодушному, располневшему и так далее. Ты рад его существованию — независимо от того, с тобой он или с кем-то другим. Он может жить на другой планете, но ты рад тому, что он есть. И даже когда он уйдет из этого мира, ты примешь и это. Что же, ему пора. Я принимаю это. Таков его путь. Но все это вовсе не значит, что ты не стремишься помочь, когда ему нужна помощь.

— И ко мне тоже во время обдумывания пришла мысль, вдруг, безусловная любовь и принятие для вас — одно и то же. Я все-таки разграничиваю эти понятия. Можно принять человека, но и не хотеть с ним проводить время.

— Да, конечно. Можно и любить безусловно, но не хотеть проводить с ним время.

— Да, и такое может быть. Каковы ваши любимые литературные персонажи?

— Я давно не читаю художественную литературу. Из любимого старого — князь Мышкин из «Идиота».

— Способность, которой вам хотелось бы обладать?

— Нет таких. У меня есть все, что мне нужно.

— И последний вопрос: ваше любимое изречение?

— Кто счастлив, тот и прав.

 

06.01.2018